ЧЕЛОВЕК ЖИВЕТ ЦЕЛЬЮ | Сводки ДТП в России, Украине, мире. Видео ДТП

ЧЕЛОВЕК ЖИВЕТ ЦЕЛЬЮ


ХРОНОМЕТРАЖ ОДНОГО ТЕСТ — ДРАЙВА
НЕ ДЛЯ ПРЕССЫ
Всего через два часа от безмолвной невозмутимости заснеженной пустыни не останется и следа. Люди способны своим присутствием изменить любой пейзаж, особенно если это журналисты, отправившиеся в пресс — тур. Но пока здесь никого, только полигон, боевой КАМАЗ и его экипаж.
Пилот Чагин, штурман Якубов, механик Савостин —в этом составе они побеждали на Дакаре с 2000 года. Но в 2008 — м экипаж вышел на трассу без своего бессменного штурмана, пятикратного победителя Дакара, а теперь, в 2011 — м, заявил о своем уходе и пилот, семикратный победитель и рекордсмен Дакара.
Ревет двигатель с нетерпением реактивного самолета, которому пора оторваться от земли… Летит из-под колес снежная пыль… Боевой грузовик набирает скорость, а кажется, что высоту…
В это же время. На следующий день
Неспешное утро у меня и очень хлопотное в команде. Ждут Президента Татарстана Рустама Минниханова. И не только его. Меняются времена. Раньше победителей Дакара приглашали в Москву и Казань, а теперь первые лица сами приезжают в Набережные Челны.
Но меня сейчас занимает другое. Почему эти трое —Чагин, Якубов, Савостин —вчера оказались вместе на полигоне втайне от всех.
Итак, почему? Листаю блокнот, потому что знаю, где-то среди поспешных записей притаился ответ…
Сергей Савостин: «Наш экипаж есть и будет!»
В это же время.
Еще одним днем позже
Место встречи —аэропорт «Бегишево». Гости, вчера чествовавшие десятикратных победителей Дакара, выбрали 7 — часовой рейс авиалиний «Татарстан». Пора возвращаться к своим делам. В том числе и иностранным партнерам завода.
Заявленный в расписании как «Боинг», Як — 40 воробышком выпорхнул на взлетную полосу. Работа его двигателей кажется бесшумной.
Самолет постоял, помолчал и… подрулил к зданию аэропорта. Добро пожаловать обратно! Один из двигателей не запустился.
ЛЕСТНИЦА
В НЕБО ДАКАРА
Колесо КАМАЗа аккурат на уровне моего плеча. Там, на высоте, в россыпи приборов и хитросплетении каркаса безопасности сидит пилот в подшлемнике. Царь Дакара Владимир Чагин.
Взбираюсь по ступенькам, чувствуя себя Юттой Кляйншмидт. Никак не меньше.
Ложемент —старинное слово, уцелевшее с обороны Севастополя времен Льва Толстого. Были ложементы орудийные и минные, а теперь они авиационные и автоспортивные. Уклонившись от труб каркаса, помещаю себя на жесткий ложемент сиденья механика. Защелкнут шеститочечный ремень. Подключено переговорное устройство. Ноги —в пол, руки —к поручню на приборке. Рация молчит, команды на старт еще не было, но Чагин уже в шлеме…
Семен Семенович Якубов: «Дакар мы используем как тренировку к следующему Дакару. На этот раз Чагин тоже проводил испытания нового автомобиля. На нем не каждый пилот сможет ехать, по крайней мере, молодые спортсмены к этому не готовы…»
В это же время. На следующий день
Слева —река Кама, справа —завод КАМАЗ, посередине —полумиллионный автоград. Набережные Челны —второй по масштабам город Татарстана. Беру такси: «Мне в НТЦ». Таксист зрит в корень: «В НТЦ или в КАМАЗ — Мастер?» —»В команду». —»Говорят, вчера тест — драйв был, сам Чагин ездил?»
Киваю. «Вы видели?! Как он?!» —таксист, забывая про руль, поворачивается ко мне. «Царь… Просто царь…», —говорю как можно спокойнее и ненавязчиво тянусь к рулю. «Посмотреть бы разок», —мечтательно вздыхает таксист.
Мне неловко признаться, что я не просто видела. Я сидела в машине Чагина, когда он вел ее на взлет. Наверное, по его понятиям бережно и не спеша. Только Юттой Кляйншмидт я в это самое время себя уже не чувствовала. Ощущения были гораздо сильнее и необычнее. Попробую их описать на примере схемы патрона с пулей. Так вот, пилот Чагин значится под цифрой 2, а я, как вы уже догадались, выступаю под номером 4.
В это же время.
Еще одним днем позже
Самолет ремонтируют на глазах изумленной публики. Следующий рейс этой же авиакомпании —в понедельник, а сегодня —суббота.
На лице иностранных партнеров аршинными буквами прописана напряженная работа мысли. Они силятся понять, почему у нас в России летают грузовики, но не летают самолеты…
FLYING TRUCK
Свое название «летающий грузовик» получил восемь лет назад, на выставке вооружений и военной техники IDEX в Абу — Даби, когда пилотируемый Чагиным КАМАЗ — 4911 Extreme на скорости 100 км/ч взмывал на 14 — метровый трамплин и, вволю налетавшись, мягко приземлялся на все четыре колеса. С тех пор были и новые победы, и новые модификации, но привычка летать осталась и у машины, и у пилота.
Даже если это не ралли, не выставка, не показательные выступления, а просто рядовой тест — драйв, приуроченный к пресс — туру. Иначе Чагину скучно. Именно поэтому за рулем его личного Land Cruisera, как правило, жена, а Володя мирно дремлет в кресле пассажира…
В это же время. На следующий день
Цех стерилен. Пол сияет чистотой также, как и потолок. На подиуме бело — голубые грузовики — победители. Ввверху, из застекленной галереи, на них снисходительно смотрят бронзовые бедуины. Их десять за двадцать лет. Это если считать только за первые места, но есть еще второе, третье и даже четвертое, когда призового подиума на всех не хватает.
Все готово. Можно расслабиться и прислушаться, чтобы услышать тихую поступь наступающего праздника. Кажется, учли все…
И все-таки не все. У каждого бывалого дакаровца есть два парадных пиджака —один просто для торжественных случаев, а другой —для орденов и медалей. У всех —два, а у бронзового призера Дакара Эдуарда Николаева —один, потому как вроде молодой еще. Промашка вышла!..
В это же время.
Еще одним днем позже
Ударными темпами трудятся авиатехники. Ждут пилоты. Им нервничать противопоказано. Им еще в рейс. В их руках жизни людей. А вот пассажиры волнуются, потому что не знают, полетят ли сегодня вообще.
Лица иноземных гостей светлеют от прозрения. Они начинают понимать, что не все в России с приставкой «Мастер». Вот и хорошо, а то согласитесь, все же для патриотов марки Mercedes чествование КАМАЗ — Мастера —зрелище по своему эмоциональному заряду чуть-чуть менее сильное, чем упоминание о Сталинграде…
«На амбразуру безбашенно?Нет, увольте! Это не то! Я не понимаю героизма, который направлен на исправление чьих-то ошибок. Другое дело, если человек сталкивается с объективными
трудностями. Выковал силу воли, работал, терпел, победил. Чтобы выйти на такую борьбу, нужна специальная подготовка. Если человек физически и морально не готов, какого результата можно ждать?»
ЗДРАВСТВУЙ, БРАТ!
Дорога к карьеру пересекается с трассой полигона. Руководитель полетов КАМАЗ — Мастера останавливает самосвал: придется подождать, пока Чагин в очередной раз приземлится. Водитель не против, да и рабочий грузовик рад возможности постоять на финише борт о борт со своим дакаровским братом.
Тем временем готовится к старту новый пресс — экипаж. Протягивают шлем Игорю Комарову, руководителю группы освещения соицальной деятельности банка ВТБ. «Да у меня спина болит…», —сказал и осекся. Кого тут та ким удивишь? Эти люди с компрессионными переломами позвоночника Дакар выигрывали. Игорь надел шлем и полез в кабину.
В это же время. На следующий день
Как сказал классик,
гости съезжались. Люди из Правительства Татарстана, заводское начальство, иностранные партнеры КАМАЗа, друзья команды… Представителей генерального спонсора сегодня тут нет, пресс — тур, организованный им, закончился вчера.
Спонсоры —тоже люди и потому делятся на тщеславных и самодостаточных. Банк ВТБ —из второй категории. Ни тем, ни другим в рекламе нужды нет, но им чертовски интересно работать с людьми, сумевшими по личной инициативе отстоять престиж страны…
В это же время.
Еще одним днем позже
Иноземные гости, растратив остатки толерантности и юмора, призывно кричат, завидев своего представителя: «Zum Haus!» Влиятельный господин успокоительно кивает и исчезает в недрах аэропорта…
«ФОТОГРАФ ЩЕЛКАЕТ, И ПТИЧКА ВЫЛЕТАЕТ…»
Зрелище, которое не может надоесть. Боевой грузовик на бреющем полете несется по прямой. На самом финише, отрезая от огромного сугроба очередной белый ломоть, останавливается как вкопанный. Точно напротив «отеля на колесах» —технички, в которой экипажи живут во время Дакара, а сейчас ее развернули по случаю пресс — тура. «Первый раз зимой, —улыбается ее гостеприимный хозяин, —такое надо запечатлеть на память».
КАМАЗ, приземлившись в сугроб, пробегает по трассе как по взлетной полосе и замирает. Чагин остается в машине. «Закройте кто-нибудь дверь», —говорит он и достает телефон. Ну мало ли о чем человеку нужно поговорить без свидетелей. Разговор закончен —Чагин выпрыгивает из кабины, неспешно обходит грузовик, снимает перчатку с правой руки…
Все уже выстроились для снимка на память. «Водичка есть?» —неожиданно спрашивает Чагин. Дают минералку. Пьет медленными, маленькими глотками. Пластиковая бутылка пустеет ровно наполовину. Прямо-таки «наркомовские сто грамм». Чагин улыбается: «Все, можно фотографироваться…»
В это же время. На следующий день
За полчаса до начала все занимают свои места в цехе, который сегодня превратился в актовый зал. Чагин —в том числе. Черный пиджак, белая рубашка, телесного цвета лангетка и белый гипс под ней.
Множественный перелом руки. Вчера, на тест — драйве. Сначала —фото на память, а потом —поездка в больницу. Якубов «вел» по телефону, Савостин был рядом. А как иначе, если эти трое —экипаж. У Савостина в пакетике —лангетка. Успел захватить из дома. Жена только спросила в спину: «Так эта же лангетка твоя, она ему не может подойти, тут все строго индивидуально, ты понимаешь это?» Обернулся на пороге: «Ему?! Моя?! Да она не может ему не подойти!» Правда, подошла, как влитая. Только решили врачей не обижать, они уже лангетку приготовили, нашу, российскую, а эта хоть и от Савостина, но все же импортная…
Владимир Чагин:
«Человек живет целью. Но я понимаю, человеческий организм —не машина, форсировать нельзя. Два с половиной месяца буду вести себя тихо, зато потом… Я себе цель поставил —через три месяца реабилитироваться полностью».
В это же время.
Еще одним днем позже
Остались самые стойкие пассажиры. Авиакомпания «Татарстан» —их осознанный выбор.
Когда десятикратные победители и рекордсмены Дакара возвращалась из Латинской Америки на перекладных домой, в Мадриде им сообщили, что вечером из Домодедова, куда они прилетят, рейс в Набережные Челны все та же отличная авиакомпания взяла и отменила. Раз —и нет рейса. Уже хлебнувшая лиха с авиаперевозчиками, едва не опоздавшая команда к старту Дакара безропотно собралась менять билеты, еще не зная о состоявшемся телефонном разговоре:
—Вы знаете, что этим рейсом должна лететь команда «КАМАЗ — Мастер»?
—Какая еще команда? —оторопело переспросил поднявший трубку сотрудник авиалиний «Татарстан». —Не знаю…
Но все же кто-то, видимо, знал. И рейс вернули в расписание.
Дакаровцы, прилетев из Мадрида, шагали по аэропорту строем. В синей форме. С обветрившими и исхудалыми за гонку лицами. Очень похожие на тех самых бронзовых бедуинов, которых они завоевали.Всплески аплодисментов вспыхивали на их пути как лампочки.
—Кто это? —подобно незадачливому сотруднику авиалиний «Татарстан» растерянно спросил кто-то из пассажиров, оторвав взгляд от своего багажа.
—Это… гордость России, —негромко ответил ему другой пассажир.

Начиная стройку вам не обойтись без строительной техники, которая поможет сделать сложную работу намного легче. Перед началом стройки вы можете можете заказать трактор-бульдозер — ижспецтех.рф. Наша современная техника облегчит работу на вашем объекте.

Другие ДТП и полезная информация:

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий


728x90